Купить билетПодать заявку
ENG

Спецпроекты выставки-продажи «Бижутерия»

«Этнические украшения и Торговые бусы» из коллекции Дарьи Разумихиной

ukrashenie

Одежда и украшения - важнейший инструмент самоидентификации, это отдельный язык, на котором человек сообщает окружающим о своем положении в обществе, роде занятий, семье…

Это так называемая «сигнально-статусная» система знаков… Представьте себе какого-нибудь московского богача. Он может надеть простую майку и шорты, но при этом обязательно нацепит дорогие часы, чтобы его не дай бог не спутали с его водителем… В этом смысле мы мало чем отличаемся от какого-нибудь племени “яо”, проживающего в горах Тайланда. Человеку свойственно желание украсить себя: мы сначала научились украшать себя, а уже потом строить дома и писать. А многие племена, создавшие удивительные по сложности и красоте ювелирные украшения и немыслимые наряды, писать так и не научились.

Интересно, что желание украсить себя оказывается не только первичным, но и самым живучим. Никто бы в мире не узнал о существовании народности мяо, если бы они не создали и не продолжали бы носить невероятно красивые костюмы и аксессуары – настоящие произведения искусства. Этническая мода – это живая история, она меняется, развивается, использует разные современные материалы: пуговицы, стекло, блестки, полиэстерные нитки и искусственные красители – все это легко вписывается в традиционные изделия.

Больше всего на свете я люблю путешествовать и собирать при этом этнические украшения, текстиль, костюмы и аксессуары… Поэтому я езжу только в те места, где есть интересующее меня традиционное прикладное искусство. Так я и объездила полмира.

Хотя я покупаю вещи не по принципу древности или редкости, а только те, что, что я бы хотела носить сама или использовать для своих коллекций – тем не менее у меня уже собрался небольшой музей этнических украшений. Одна стена моей гостиной занята полками с книгами по этническим украшениям. Многое из того, что описано в этих книгах, у меня тоже есть. И я бы хотела показать вам некоторые, особо любимые мной предметы, привезенные из разных стран Азии, Африки и Латинской Америки.

У меня есть коллекция так называемых африканских торговых бус. Торговые бусы — это связки стеклянных бусин, произведенных в Европе, в основном в Венеции (на Мурано), в Богемии и Моравии (Чехия) и в Голландии. В эпоху колонизации они служили валютой: европейцы обменивали их в разных частях света на различные товары. Так, в Северной Америке и России бусы обменивались на пушнину, в Индонезии на специи, в Африке — на слоновую кость, золото, пальмовое масло и, конечно, на рабов.

По-английски их так и называют — slave beads (рабские бусы) или более корректно — trade beads (торговые бусы). Это бусы, за которые, по сути, купили всю Африку. В Африке бусины всегда, и до прихода европейцев, служили валютой и часто так и назывались — «африканские деньги». По количеству, качеству и типу бус и вообще украшений можно было судить о социальном статусе владельца. (А ведь до сих пор по сути ничего не изменилось!!!) Так вот жители Африки не умели делать стеклянных бусин, и поэтому они были для них необычны и очень ценны.

Бусины использовались в качестве балласта на торговых кораблях, отправляющихся за товаром: их тоннами грузили в трюмы кораблей, отправлявшихся в дальнее плавание, а на обратном пути их место занимали рабы, золото и слоновая кость. Бусины подбирались с учетом вкусов аборигенов и меняющейся моды. А началось все еще в XV веке, когда португальские корабли впервые пристали к западному берегу Африки. Португальские дельцы быстро поняли, что стеклянные бусы — удобный и дешевый способ освоить богатства новых земель. Разным племенам нравились разные бусины. Поэтому существует множество типов торговых бус. Например, так называмые венецианские бусины Millefiori (что переводится как «1000 цветков»), или мозаичные бусины, были наиболее востребованными и распространенными в Западной Африке.

Приобретение товаров в обмен на бусы продолжалось вплоть до XX века. Только между 1932 и 1955 годом в Африку было экспортировано около 4 тысяч тонн стеклянных бусин. В постколониальную эпоху бусы стали вывозить обратно в Европу, уже для музеев, коллекционеров и дизайнеров.

Существует всего несколько книг, посвященных бусинам, в которых они подробнейшим образом систематизированы по происхождению, времени и месту производства, а также по регионам, где они использовались. При этом история торговых бус упоминается лишь вскользь. Крайне редко встречается информация о том, на какое количество бус сколько было обменено рабов или золота. Эту тему не очень любят поднимать, считая ее не совсем политкорректной. Это естественно: и та, и другая сторона не любят вспоминать о том, как одни покупали людей за бусины, а другие продавали соплеменников.

Свою коллекцию торговых бус я покупала на разных рынках в Лондоне, Нью-Йорке, Амстердаме. В принципе эти бусы можно найти практически на любом блошином рынке в Европе. Обычно африканцы продают бусы, собранные в огромные связки, они лежат гигантскими кучами, будто эти связки так и хранились с XVI века. Всерьез коллекционировать эти бусы — довольно дорогое удовольствие, но время от времени моя коллекция пополняется новыми экземплярами.
Мне больше всего нравятся связки бусин из Мали (производство — Богемия), их еще называют «свадебными».

 

«Бижутерия Коко Шанель» из коллекции Виктории Тучинской

kokoshanel

«Мне наплевать на драгоценности. Они ничего не добавляют к радости жить. Украшений должно быть много. Если они настоящие - это отдает хвастовством и дурным вкусом. Я делаю фальшивые и очень красивые. Они даже красивее настоящих. Украшения ставят свою метку на эпохе. Я бы хотела, чтобы моя была отмечена бижутерией Chanel».

20-е годы 20 века. Изысканная простота моделей Шанель требовала акцентов. Недорогих аксессуаров и украшений. С присущей Шанель легкостью ломать стереотипы, «Великая Мадемуазель» впервые осмелилась заявить, что украшение – это не более чем декоративный элемент, деталь костюма, а не состояние, которое носят на шее и которое можно продать в случае нужды.

Начиная с 1922 года Коко Шанель взялась за изготовление искусственных драгоценностей, которые называла фантазийной бижутерией. К этой работе был привлечен ее друг Этьен де Бомонт, который рисовал эскизы изделий и разрабатывал технологию их изготовления. Этьен де Бомонт, который некогда отказывался приглашать на свои балы «портниху», стал одним из ее наемных работников, а именно «консультантом по разработке бижутерии Шанель», как звучал теперь его «титул». Он создавал для Шанель длинные колье из разноцветного стекла.

С 1929 по 1937 год на Шанель работал итальянский аристократ, сицилийскии герцог Фулько ди Вердура, которого Коко сначала наняла как текстильного дизайнера. Ювелирные украшения из коллекций ди Вердуры носили женщины самого безупречного вкуса: Грета Гарбо, Кэтрин Хепберн и принцесса Диана. Именно ди Вердура создал для Шанель знаменитые серебряные браслеты со сливочно-белой и черной эмалью. Браслеты были декорированы мальтийским крестом из драгоценных камней. Фулько ди Вердура создал также серию роскошных украшений в стиле Ренессанса и барокко.

Спустя годы компания, основанная Вердурой, в честь своего 70-летия выпустила ограниченное количество копий браслетов Шанель. Копии украшены золотом и инкрустированы изумрудами, сапфирами, рубинами, аметистами, аквамаринами и другими драгоценными камнями.

В середине 20-х компания «Мейсон Грипуа» начала создавать украшения для Шанель. В это время компанию возглавляла Сюзанна Грипуа, известная в мире ювелирных украшений, как мадам Грипуа.

В конце 20-х — начале 30-х Шанель выпустила серию брошей из покрытого эмалью свинца, украшенного горным хрусталем. Большинство из них — это фигурки кошек и лягушек. Принято считать, что все они были сделаны во Франции, хотя многие изготовлены в Америке.

Значительный вклад в историю бижутерии Шанель внес Франсуа Гюго, правнук писателя. Будучи техническим директором фабрики джерсовой ткани в Аньере, он получал от Шанель еще и заказы на создание эскизов брошей, клипс и всякого рода фантазийных гарнитуров. «Бижутерия, создаваемая ювелирами, наводит на меня тоску», – объясняла она.

Но Франсуа Гюго создавал коллекции не только для Коко Шанель. Честолюбивая мадемуазель была вынуждена делить талант дизайнера Франсуа Гюго со своей соперницей Эльзой Скиапарелли.

В ноябре 1932 в ее салонах, Коко Шанель и Поль Ириб организовали выставку ювелирных украшений с бриллиантами, представленными на старых восковых манекенах: тиары, браслеты, ожерелья, стреляющие звездами, которые играли вокруг шеи и блистали, как крылья бабочки.

Украшения из коллекции «Звезда» и «Комета» отображали наиболее четкое впечатление от стиля ар деко: формы металла с глянцевой, полированной поверхностью лаконично перекликались с блеском бриллиантов. Диадема и брошь имели плоскостное композиционное решение, четкую, симметричную форму. Колье «Комета» имело простую геометрическую форму, напоминало каскад падающих звездочек, встречающихся в центре, которым являлся крупный ограненный бриллиант. Украшения были выполнены из белого металла, с разными бриллиантами, как по цвету, так и по размерам.

Эта выставка была лишь роскошным эпизодом, после которого имя Коко Шанель навсегда осталось тесно связанным с ювелирными костюмными украшениями.

Начиная с 50-х годов оригинальные образцы бижутерии, созданные великими кутюрье и художниками, ценятся дороже заурядных изделий из драгоценных камней и металлов. Носить авторскую бижутерию становится хорошим тоном. В это самое время — 1954 г. — у Шанель начинает работать ювелир Робер Гуссенс, которому удается воплотить многие идеи Коко. Гуссенс был приглашен Франсуа Дегорсе, который создавал драгоценности для «Шанель» и «Баленсиага».

Гуссенс был уверен, что красота камней, разнообразие их цветов и оттенков столь же важны в украшениях, как форма и образ. Ювелир создавал коллекции украшений, художественный образ которых соединял в себе византийские, этрусские и кельтские мотивы. Примером может быть браслет с мотивом грифона, пожирающего лошадь, который позаимствован со скифской вазы из собрания «Эрмитажа». Когда на свет появились знаменитые византийские украшения, прославившие логотип «Chanel» в ювелирном искусстве, Шанель пошутила: «Мы никому не скажем, что это сделали сами. Скажем просто, что украшения были найдены при археологических раскопках на улице Камбон».

«Мое знакомство с Коко Шанель было самой главной встречей в моей жизни», — признавался Робер Гуссенс, сотрудничавший с Великой Мадемуазель до последних дней ее жизни. Шанель и Робер Гуссенс были поклонниками искусства Ренессанса и античности. Только два больших таланта могли искусно сочетать бронзу и драгоценные металлы с жемчугом, горным хрусталем и разноцветным стеклом.

Приблизительно в 1959 году Гуссенс создал своего рода матросский воротник из металлической сетки и эмали, при разработке которого он столкнулся с большими техническими трудностями, которые смог преодолеть благодаря появившемуся инновационному способу гальванопластики. Также с применением этой технологии Гуссенс выполнил металлическое «петельное» платье, сплетенное из звеньев и цепочек. Сохранились интересные воспоминания Роберта Гуссенса, которые повествуют о создании известной «серьги-гнезда» для Шанель. Гуссенс рассказывал, как работая над созданием тройного кольца с небольшими бусинами из стекла для Дома «Картье», он добавил в композицию жемчуг, который так нравился самой Шанель, и понял, что родилось новое произведение ювелирного искусства — «серьга-гнездо».

Хотя Гуссенс работал для многих Домов моды высокого класса, его украшения неразрывно связаны с историей Дома «Шанель». С Домом «Шанель» Гуссенс развивал известный «византийский стиль», и вплоть до 1971 года в костюмных украшениях этого Дома можно встретить коллекции, где присутствуют византийские мотивы. В 1960-х годах Шанель и Гуссенс производили ожерелья цветочных мотивов, украшенные жемчугом и бусами, изделия с изображением орлов, скопированных с англо-саксонских поясов, огромные мальтийские броши в форме крестов со стеклянными зелеными и красными кабошонами.

Под влиянием культуры Древнего Египта, Этрурии, а также Персии ювелир изготавливал для «Шанель» не только украшения, но и мебель, скульптуру и люстры.

В 1950 – 1960-е годы Шанель продолжала создавать бижутерию по своему вкусу, прибегая для их изготовления к услугам блестящих профессионалов, таких как компания «Мэйсон Грипуа», которая использовала в украшениях как натуральные, так и искусственные камни и жемчуг, цепи из искусственного золота и литое стекло.

Украшения Шанель продавались и до сих пор продаются в специальных коробочках, на которых стоит имя производителя. Каждое изделие в наборе всегда запечатано. Ранние произведения Шанель на рынке антиквариата всегда продавались без оригинальной упаковки. При наличии в сохранности коробочки цена изделия может возрасти до 30%.

 

«Бижутерия Мириам Хаскелл» из коллекции галереи «Brocade»

haskel

Легендарная личность в истории возникновения американских костюмных украшений — это Мириам Хаскелл (1899 – 1981 гг). Украшения Мириам не просто красивы. Изысканность, удивительное мастерство, гениальность каждой идеи видны в каждом её творении. Она стала законодателем стиля в украшениях XX века в США. Многие ее последователи, создавшие свои бренды, делали вещи "в стиле Хаскелл".

Американсие и французские костюмные украшения имели различия. Модельер и одновременно автор костюмных украшений Коко Шанель, предлагала лаконичное сочетание белого металла и цветных камней, как дополнение к маленькому черному платью. В отличие от нее, Мириам Хаскелл – дизайнер исключительно костюмных украшений, играла на контрасте: украшения крупные, яркие, с использованием природных материалов — жемчуга, бисера, маленьких элементов из стекла и дерева, семян, ягод и т.д. – становились ведущими в костюмном ансамбле.

Все ювелирные коллекции Мириам Хаскелл начинались от основного мотива, который повторялся и увеличивался или упрощался, уменьшался в зависимости от важности проектируемого объекта. Каждая коллекция состояла из моделей в трех стилях: вечерние драгоценности – самые дорогие, со сложными элементами; обеденные, подобные вечерним украшениям, но значительно упрощеные и поэтому менее дорогие и, наконец, дневные украшения, в которых основной мотив уменьшен до минимума, и которые поэтому стоят значительно дешевле.

Хаскелл производила невероятно изысканные, искусные ювелирные изделия великолепного дизайна, богато украшенные жемчугом, стразами, бирюзой, раковинами, бакелитом, кораллами в сочетании с металлической основой из латуни или меди. Для позолоты украшений использовалось антикварное русское золото, бусины из Франции, Италии, Германии, а кристаллы привозились из Богемии.

Производство украшений под маркой Мириам Хаскелл до сих пор существует. Это небывалый факт: в настоящее время, в ХХI веке все традиции изготовления украшений Хаскелл продолжаются – украшения изготавливаются полностью вручную. Высокая стоимость украшений этой марки была и остается отражением высокого качества и тщательнейшей детализации изготавливаемых украшений. Каждая бусина, каждый кристалл, каждая жемчужина вручную вставляется в замысловатую металлическую оправу, при этом все соединения и швы скрыты для глаз. В среднем, срок изготовления украшения составляет до 3 дней. Все винтажные украшения Мириам Хаскелл являются произведениями искусства и являются очень востребованными предметами коллекционирования на сегодняшний день. Несомненно, такие украшения будут актуальны вне времени.

RussianEnglish